Силком в рай



Кто из родителей не хочет счастья своим детям! Особенно единственному ребенку, ради которого живешь. И вдруг оказывается, что все усилия потрачены зря, и эта жизнь, отданная любимому существу, напрасна. Стоите вы у разбитого корыта и не знаете, как теперь жить… Но спасибо случаю, заставившему меня честно признать: силком в рай тащить никого нельзя, даже если это твой собственный ребенок.

Светланка родилась, когда мне уже было 38. Я решила тогда твердо: буду рожать! Не побоялась косых взглядов соседей и родственников — мужа-то нет, а из отпуска приехала уже с «грузом». Нянчила дочку сама, без бабушки, но с шести месяцев пришлось в ясли отдать. Боялась я за нее — слов нет. Воспитателей всех одаривала коробками конфет, чтобы мою звездочку не обижали. А дома ей шагу самой ступить не давала. Гулять — только со мной за ручку. Горло заматывала шарфом независимо от погоды.

Светланка была слабенькая, все время болела: то носиком тянет, то покашливать начнет. Я ее сразу же от школы освобождала, держала в постели, ведь положен постельный режим. И подружек ее всех отвадила. Меньше контактов — меньше болезней!

Телевизор я старалась включать пореже: для глаз он не полезен. Так что дочурка моя все время проводила за книжками. А сама такая бледненькая и невеселая! Было несколько раз искушение отдать ее в секцию гимнастики или в бассейн, очень уж она просила, но я устояла. А вдруг еще хуже разболеется?

Незаметно Светланка закончила школу, но со здоровьем у нее было неважно. Хуже того, с каждым годом девочка моя все больше слабела.

В институт библиотечный сначала поступила, а потом со второго курса академический отпуск взяла — сил, говорит, нет учиться. Все лежит, в потолок смотрит.

Я не на шутку встревожилась, стала таскать ее по врачам. Те только руками разводят, да почему-то на меня стараются не смотреть. Ничего страшного у дочки не находят. Не понимала я тогда, глупая, что сама виновата в ее недомоганиях: посадила девочку в золотую, райскую, но — клетку. Вот она и не поет, как птичка в клетке.

Прошел так год, два, и вот однажды прихожу я после работы и вижу -дочки дома нет, а на столе записка. Из нее я узнаю, что моя хрупкая, болезненная и вечно печальная крошка… уехала с экспедицией искать то ли следы древних народов, то ли снежного человека.

Как меня тогда не хватил инфаркт! Ведь я всю жизнь вложила в нее, заботилась, каждую минуту тряслась над ней, и что же? В институте учиться и на всем готовом жить — сил нет, а куда-то рвануть, искать какие-то «следы» — есть? Тревога и ужас сменились злостью. Ну, погоди же, думала я, — к вечеру есть-пить захочешь, о теплой постельке вспомнишь и прибежишь!

Но ни к вечеру, ни через три дня дочь не вернулась. Одиночество вдруг навалилось на меня, как камень, и я просто выпала из жизни. На работе взяла отпуск, лежу, плачу и все никак не могу понять — за что? Как она могла вот так взять и уехать?

К концу недели пришла телеграмма: мол, не беспокойся, мама, все хорошо, я здорова. И обратный адрес — Алтайский край! Не буду рассказывать, как прожила я три месяца, пока ждала Свету. К кому только не обращалась за помощью, даже у психотерапевта была. Но успокоительные телеграммы получала регулярно — раз в неделю.

И вот уже к концу третьего месяца снится мне сон. Поле какое-то белое-белое, на нем — круги, как циркулем наведенные, а в середине — огромный фиолетовый цветок с ярко-желтой сердцевинкой, обведенной черной каемочкой — вроде анютиных глазок, но только абсолютно круглый. А я будто сверху на все это гляжу. И вижу: в центре цветка кто-то стоит с поднятыми кверху руками и прямо мне в глаза так и смотрит. Вгляделась я — да это ж моя Светланка!

Стоит она в том цветке, как Дюймовочка, в белом блестящем платье, волосы золотые, кудрявые, ручки ко мне тянет, улыбается, а сама так и светится! Закричала я, рванулась к ней, а цветочек вдруг лепестки поднял, и скрылась в нем моя девочка… Запомнила я тот сон намертво, долго потом о нем размышляла. Может, оно и к лучшему, что вот так она сама взяла да уехала? Вдруг вернется ко мне здоровой да красивой — как в моем сне?

Так оно и случилось. Вскоре после того вернулась домой моя дочечка. Не вошла, а прямо влетела в комнату — загорелая, окрепшая, волосы золотые, румянец во всю щеку, хохочет, ну точно, как в том сне. Конечно, плакали, обнимались, проговорили всю ночь. Я рассказала ей о своем сне. А она мне в ответ -какого числа это было? Я назвала. Задумалась она крепко, посерьезнела очень и сказала, что в тот день их экспедиция на каком-то горном плато набрела на белое поле, покрытое фиолетовыми цветами — как в моем сне. Только в центре поля был не огромный цветок, а странное такое углубление — кругами. Когда спустились в него, то у нее сильно закружилась голова — до обморока, и ей тогда привиделось, что я сверху смотрю на нее и зову. Потом она очнулась и внезапно почувствовала необыкновенный прилив сил, бодрости и здоровья. «Неужели же тебе надо было уехать от меня, чтобы стать здоровой?» — не удержалась я от упрека. «Мамочка, родная, прости, но я захотела жить сама — без костылей, а иначе так бы и валялась всю жизнь на диване», — ответила мне дочь.

И все стало у нас хорошо. Дочь сейчас кончает географический факультет, вечерами материалы своей экспедиции на компьютере обрабатывает. Ездит в далекие края каждое лето, а меня бояться за себя отучила.

Лидия Федоровна Семенчук, г. Санкт-Петербург




Напишите свой отзыв:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика