СЧАСТЬЯ ВСЕМ ДЕТЯМ ЗЕМЛИ!



Вы просили, чтобы дети войны написали в газету, вот и решилась рассказать о себе. Я малолетняя узница фашистских лагерей в Германии.

Попала в лагерь, когда мне было 4 года, а брату 2. Есть стало нечего, и мама собрала кое-какие вещи, чтобы на рынке поменять их на хлеб. Рынок от нашего дома находился всего в двух кварталах. Меня и брата не с кем было оставить, и мама взяла нас с собой. И вот, когда мы уже выходили с рынка, появилось много автобусов. Из них выскакивали немцы с большими собаками и загоняли всех в автобусы.

Потом нас долго везли в Германию в закрытых вагонах. Когда привезли, подвели к баракам. Очень много деревянных бараков, и все окружено колючей проволокой до самого неба, как нам, маленьким, казалось. В бараке — двухъярусные деревянные нары. Мама укладывала нас с братом внизу, а сама ложилась наверху.

Утром всех женщин забирали на работу, оставались одни дети, 12 человек. Самому старшему было 12 лет, а мы с братом самые маленькие. Все собирались около нас. Около дверей сидел немец с автоматом, охранял. Рядом день и ночь бегала большая собака. Иногда приходил еще один немец. Они сидели вместе, смеялись, ели конфеты. И вот однажды бросили нам одну конфету. Что тут было! Слезы, крики, драки… Но я до сих пор не знаю, куда она делась. Мы ее не увидели.

Дважды в неделю нас водили сдавать кровь из вены. Помню такой стул с высокой спинкой, на который нас сажали. Надевали на стул и на ребенка круглый резиновый пояс, в который продевали одну ручку, а другую держал немец.

Второй же брал кровь. Брат всегда кричал: «Не хочу!», а я только плакала. Оттуда мы уже идти не могли, нас несли и укладывали на нары. Есть давали только суп и кашу, а больше я ничего не помню.

Наш барак стоял рядом с кирпичным зданием, где сначала травили газом, а потом сжигали наших. Когда их жгли, воздух становился каким-то сладким, и мы говорили, что пахнет конфетами. За все время нас выводили на воздух всего несколько раз, а прожили мы там 2 года и полтора месяца. И вот, когда мы выходили, около того кирпичного дома лежали трупы один на другом. Мы останавливались, но нас подгоняли, чтобы идти дальше.

Потом начался брюшной тиф. Первым заболел 12-летний мальчик и умер. Потом заболела я. Маме сказали, что ее дочь умирает, и не пускали ко мне, но я выжила. Было очень много вшей. Они прямо ползали по рукам, голове и по всему телу. Ребята постарше показывали, как их надо убивать, но у нас ничего не получалось.

И вот 11 апреля 1945 года открываются двери, и заходит много солдат, все с автоматами. Как мы потом узнали, это были наши и английские военные. Мальчики постарше сказали: «Ну все, сейчас нас будут убивать». Мы стали плакать и кричать, а они брали нас на руки, целовали, прижимали к себе. Военные доставали из карманов сухари, кусочки сахара и плакали. Мужчины плакали. Я не забуду этого никогда. Нас посадили на поезд, и мы поехали домой. Потом была долгая голодная жизнь, но это уже другая история.

Правительство вспомнило о нас на 60-летие Победы, в 2005 году. Сказали, что надо получить удостоверение на основании выписки из МВД. И добавили нам к пенсии по 10ОО рублей ежемесячно. Нас, узников концлагерей, в Арзамасе было всего 14. Осталось 7, и те уже еле дышат, кто-то вообще не встает.

* У меня в жизни одна мечта: чтобы дети, внуки и правнуки никогда не узнали, что такое война и, тем более, фашистский лагерь!

После такого детства здоровья не было всю жизнь. Перенесла 8 сложных операций. Предлагают 9-ю, но уже не перенесу ее. А прожила я недаром. У меня внук, 4 внучки и

3 правнучки. Дай Бог всем детям на земле счастья, здоровья и мирного неба!

Адрес: Лемзяковой Эльвире Васильевне, 607224, Нижегородская обл., г. Арзамас, ул. Мира, д. 11, кв. 2.

Тел. (дом.) 8-83147-6-58-30




Comments

Напишите свой отзыв:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика