Письмо от Олеся Левкович



 «Здравствуйте! Являюсь постоянным читателем Вашего журнала «Лечебные письма» и хочу поделиться своей жизнью. Получилась такая ситуация, в которой я не знаю что делать и как дальше жить и поступить. Может кто и откликнется, подскажет, поможет, ведь много, очень много в России хороших и добрых людей. Но по порядку.

     Когда-то у нас с сестрой были равные доли в 2-ух-комнатной квартире после смерти родителей и мы решили, что я отдаю ей и её семье свою долю, а она мне построит дом в деревне до отделочных работ. Я жила в другом городе и на старости лет уже хотела жить рядом с сестрой в Кемеровской области. У неё был земельный участок в очень хорошем месте под строительство и я продала квартиру и вместе с вещами переехала к ней. Она помогала мне строить дом, но через пять месяцев после моего приезда она умирает. Такое горе, но деваться некуда, оставался её муж и еще один родственник, которые продолжали помогать мне. Но через год умирают и они… Больше родных в деревне нет. Стакан воды подать некому.

     Деревня у нас очень хорошая. Есть всё необходимое: храм, школа, больница, магазины, библиотека, детский сад, администрация, грибной лес, река Чумыш. Рядом автобусная остановка, от города 30 км, 6 раз ходит автобус. Одним словом: в Москве — Рублёвка, а у нас — наша деревня. Купить дом или место под строительство было почти невозможно. Моя сестра ждала более 15 лет этот участок для постройки моего дома. 

    А вот сейчас продать новый дом очень проблемно, не потому, что экономическая нестабильность, а потому, что рядом ведётся разработка угля. Много полей разделили на разрезы. Хозяевами таких разрезов стали богатые люди. Если очень старые дома еще можно продать под материнский капитал, то на такой дом как мой у деревенских нет денег. Я уже прошу минимальную страховую цену 1 400 000 руб и материалов около 100 000 руб. Сейчас это всё стоит гораздо дороже. Отдать за материнский капитал не могу, т.к. другого собственного жилья у меня нет. Находятся люди с города, желающие приобрести мой участок с постройками, но боятся, что вдруг на этом месте тоже начнется разработка угля.

    Мне 72 года, я не смогу уже жить в частном доме, где нужно постоянно чистить снег, топить печь углём, заготавливать дрова, носить воду. Тем более имея много хронических заболеваний.
    Я обращалась к руководству разреза с вопросом покупки моего недостроенного дома для работников, но они наёмные люди и такой вопрос решить не могут. Писала письмо хозяину разреза, но моё письмо вернулось назад даже не распечатанное. обращалась к одному из состоятельных людей с просьбой купить мой дом и подарить нуждающимся жителям деревни, но тоже тишина. Писала объявления на продажу….

    У меня есть дети, но они не могут мне помочь. Вот  с весны до осени я живу в деревне, а на зиму приходится хоть куда-то уезжать, чтобы спастись от тяжелой работы. Достроить дом я сама уже не смогу. Сил уже нет, средства давно кончились. Сколько мне отмерено, хочу прожить спокойно, ездить тоже уже устала. Может обмен заинтересовал бы кого-то.
     В доме ни кто не жил, никакой чужой энергетики, это тоже очень важно в наше непростое время. Всё построенное освещено, приглашался батюшка. Я постоянно хожу в храм, прошу батюшку просить со мной о продаже дома, подаю милостыню, раздаю вещи нуждающимся, поминаю всех своих усопших родственников, придерживаюсь церковных праздников… Верю, что обязательно всё разрешится.

             С уважением, Александра Александровна. Адрес для связи в редакции.»
            Кемеровская область, Новокузнецкий район,